Туркменистан вводит ограничения на валютном рынке

Туркменистан вводит ограничения на валютном рынке

28 июля 2016

Туркмения ограничила доступ к иностранной валюте для местных компаний и физических лиц в ответ на резкое падение экспортной выручки, – передает Reuters, ссылаясь на информацию, полученную от туркменских предпринимателей, работающих за рубежом. Ссылаясь на то, что Центральный банк и министерство финансов не ответили на запрос агентства касательно уровня и динамики золотовалютных резервов, Reuters предполагает, что усиление валютного контроля со стороны государства связано с опасениями истощения резервов.

По мнению агентства, проблемы во внешней торговле и ухудшение ситуации в экономике Туркменистана, граничащего с неспокойными Ираном и Афганистаном, может иметь далеко идущие негативные последствия.

Источник: reuters.com

Комментарий ИЭСКР: Страна долго зависела от поставок газа в Россию, которая стабильно платила в валюте, обеспечивая основной доход туркменской казны. Проблемы на валютном рынке у Туркменистана возникли именно в 2015 году, когда Россия резко снизила объемы закупок туркменского газа. Потом они усугубились, когда в начале 2016 года Россия из-за недостигнутых договорённостей в вопросе ценообразования, полностью прекратила покупку туркменского газа. В результате, по итогам 2015 года Туркменистан потерял 28% своего внешнеторгового оборота, в т. ч. экспорт упал на 38,5%, импорт – на 15,5%. В I кв. 2016 года экспорт сократился на 41,5% (в сравнении с соответствующим периодом 2015 года), что еще сильнее усугубило ситуацию на валютном рынке. Дополнительным фактором, который «давит» на валютный рынок, стала девальвация национальной валюты маната на 20%, к которой власти вынуждены были прибегнуть, чтобы ослабить волну ожидаемого кризиса.

Оценивать действия регулятора в плоскости осуществления валютного контроля очень сложно, поскольку к открытости и прозрачности действий власти Туркменистана есть большие вопросы. Центробанк не публикует данные о резервах. Международный валютный фонд в ноябре 2015 года сообщил, что у Туркмении их достаточно для покрытия импорта в течение примерно 30 месяцев, что, по стандартам МВФ, является удовлетворительным показателем. Тем не менее, по информации рынков, еще в конце 2015 года Центральный банк прекратил продажу иностранной валюты местным компаниям. Не ощутили проблем с покупкой валюты для своих клиентов только «приближенные» банки и те, которые причастны к финансированию проектов национальной важности (например, газопровод ТАПИ – Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия, строительство объектов инфраструктуры Азиатских игр-2017).

Проблемы с покупкой валюты возникли и у граждан – в ряде городов сотрудникам государственных организаций Туркменистана запретили покупать доллары, банки и обменники перестали продавать валюту, было введено ограничение на покупку валюты – не более $8 тыс. в год на человека и не более $1 тыс. за один раз и паспортизация валютообменных операций. Такие меры способствовали увеличению спроса на наличную валюту, в результате чего на черном рынке курс доллара США вырос до 5 манат за $1 (при официальном курсе 3,5 маната за 1$).

Новые правила были введены и для иностранных компаний – с 1 января 2016 года они обязаны выплачивать своим сотрудникам заработную плату только в безналичной форме и исключительно в туркменской национальной валюте.

Сегодня основным покупателем туркменского газа выступает Китай, который импортирует около 30 млрд. кубометров в год или три четверти от того объёма, который приходился на российский рынок в наиболее благоприятный период. О цене газа для Китая информация отсутствует, но она, вероятно, ниже той, которую платила Россия. Кроме того, валютные поступления за экспорт газа в КНР не только ниже тех, которые страна получала из России, они значительно меньше выплат по задолженности перед Китаем (с 2009 года Китай предоставил Туркменистану свыше $8 млрд. кредитных средств на развитие газового месторождения Галкыныш).

Перспективы стабилизации валютного рынка, как и перспективы экономического роста страны, наполнения госбюджета и реализации социальных программ напрямую будут зависеть от возобновления объёмов валютных поступлений от экспорта газа. Скорее всего, быстро решить этот вопрос Туркменистану не удастся. Ведь перспективы проекта TAПИ, который планируют закончить до конца 2019 года, пока остаются неопределенными, под вопросом сотрудничество с одним из главных покупателей газа – Ираном, Китай – испытывает собственные проблемы.

Считаем, что на данный момент поиск компромисса в вопросе цены и возобновление экспорта газа в Россию, являются базовым сценарием, который позволит властям не допустить углубление кризиса.

Наши партнеры