Взаимодействие российского и немецкого бизнеса в новых условиях: экономические последствия и пути сохранения партнерских отношений

Взаимодействие российского и немецкого бизнеса в новых условиях: экономические последствия и пути сохранения партнерских отношений

13 декабря 2014

Доклад Фалька Тишендорфа, адвоката, управляющего партнера Байтен Буркхардт в Москве на конференции «Стратегия и Концепция социально-экономического развития стран СНГ, Центральной и Восточной Европы. Реалии 2014. Перспективы 2015. Расширение границ взаимодействия» Санкт-Петербург 12-14 ноября 2014:  

 - Спасибо за приглашение, Руслан Семенович. Уважаемые дамы и господа, я все-таки постараюсь выступать на русском языке. Можно конечно вообще задать такой вопрос – почему именно в рамках такой конференции, где обсуждаются вопросы стратегии и концепции социально-экономического развития стран СНГ, Центральной и Восточной Европы хочется делать акцент именно на взаимодействии немецкого и российского бизнеса. И в связи с этим я бы хотел кратко, насколько это позволяет мероприятие, обратиться к вопросу значения российско-германских взаимоотношений. Потому что мне кажется, они очень важные. И я это не скажу только потому, что я из Германии, а потому что я работаю в России уже достаточно много лет и живу здесь. И мне кажется, что эти отношения важные не только потому, что они экономические, а потому что на основании этих отношений строили и другие отношения между нашими странами, которые сейчас немного страдают.

Вернемся к этим экономическим отношениям. В прошлые годы торговый оборот.. Кстати, я хотел вообще поблагодарить вас, потому что все доклады были очень интересные. Мой доклад сейчас будет немного другой. Я буду меньше говорить о цифрах, потому что я сам не являюсь экономистом, а я хотел рассказать о том как я, как немец, который живет и работает в Москве, России около 12 лет и видит  тоже другие регионы России, воспринимает те отношения, которые были в прошлые годы. Руслан Семенович знает, что достаточно хорошие у меня отношения к России. Я хотел бы вам рассказать как я вижу на сегодняшний день отношения  между предпринимателями как из ЕС, так и из России.

В прошлые годы торговый оборот между Россией и Германией почти преодолевал рекорды. Вы наверное тоже это знаете. Может быть даже лучше, чем я. Но здесь очень важный момент. Взаимодействие российского и немецкого бизнеса – это не только чистый торговый оборот в виде экспорта товаров в России и покупки товаров и сырья в России и их поставки в Германию, но и это очень важно, особенно если мы сейчас посмотрим все эти дискуссии, это присутствие на российском рынке более чем 6 тысяч немецких фирм, которые ведут свою деятельность именно здесь. И они не находятся только в Петербурге и Москве, или Екатеринбурге. Они находятся и в регионах. Чтобы быть точным, они находятся в 81 регионах этой большой страны. И ни одного другого бизнес-сообщества не представлено в России так масштабно. И мне кажется, что это очень важная информация, потому что она покажет, что развитие этих отношений началось не только вчера, это многолетние хорошие отношения. И давайте не будем забывать, что эти компании, они конечно чисто юридически российские, даже если доля принадлежит частично или на 100% немецким участникам. Но эти компании также создают ценности здесь, в России. Кстати, и нередко происходит это, вместе с немецкими партнерами в рамках совместных предприятий. И мы сейчас тоже эти ситуации тоже создаем. Нас спрашивают сейчас, мы хотим создать совместное предприятие, потому что мы хотим производить наши товары на российском рынке. Их производство находится в России, здесь они платят налоги и выполняют очень важную задачу, о которой мы часто забываем. Такие компании создают не только рабочие места в России, но они обучают тысячи людей в России. Такие компании финансируют и поддерживают целый ряд российских и германских ассоциаций. И не только немецкие, это и российские компании делают. И, кстати, не только занимаются вопросами российского и германского экономического сотрудничества, но и весьма активно поддерживают культурный и общественно-политический обмен между нашими странами.

Примерно ежедневно совершается около 60 рейсов между Германией и Россией. И они обычно заполнены до последнего места и это тоже о чем-то говорит.

Еще один важный момент – на сегодняшний день существуют многочисленные программы обмена между немецкими и российскими образовательными учреждениями. Многие сотрудники моей компании, которую я возглавлял в Москве, получили второе и даже третье образование в рамках программ обмена в Германии или других странах ЕС. И то же самое наоборот. В этом году в нашем офисе работали немцы, которые получили образование частично здесь, в Москве, в Петербурге, в Красноярске. Там есть очень много хороших программ.

Иногда мне кажется, что речь идет о реальности, которую просто-напросто не видят и не видят все. Не видят в Европе, и в России мне кажется, тоже иногда не видят вот эти молодые люди. Я говорю о российской молодежи. Мне кажется, эти люди – это настоящий потенциал этой страны. У них есть колоссальное ноу-хау. Они получили образование в России, в Германии, в Европе, в США, у них очень высокий уровень знаний, который они желательно должны использовать в России.

Я говорю об этом не только для того чтобы подчеркнуть важность наших экономических отношений. Мне хотелось бы воспользоваться возможностью и показать вам насколько образовательные программы сближают нас по отношению друг к другу. И мы во время перерыва об этом говорили. Я, честно говоря, твердо убежден, что для моего поколения и для людей, которые младше меня, так называемая дискуссия о традиционных ценностях является  в большем виде не более чем мифом. Потому что ценные  ориентиры молодых людей, которые работают в России и Германии (мы вместе живем, мы вместе работаем, проводим большие проекты и у меня здесь в России 90% моих друзей русские) и они не отличаются очень сильно друг от друга. И наше сходство, мне кажется, намного сильнее, чем мы иногда думаем и чем нам говорят.

Давайте вернемся в экономике. Если с одной стороной мы говорим о модернизации российской экономики, то с другой стороны нужно также отметить, что немецкий бизнес, и мы это тоже видели сегодня, вынужден инвестировать в другие рынки, чтобы участвовать и выживать в процессах глобализации. Именно Германия такая страна, которая фактически создана на основании строительного бизнеса, поэтому позвольте мне пару слов об этом сказать, потому что это очень важно, как мне кажется, для развития российской экономике. Если мы говорим о немецком бизнесе, то необходимо отметить, что 99% всех предприятий в Германии – это предприятия малого и среднего бизнеса. Это не те крупные и всем вам известные акционерные общества, компании, о которых многие из нас даже  не слышали. И даже у меня бывают такие моменты, когда я использую какие-то товары и не знаю, какая компания на самом деле их производила. Эти предприятия представляют 70% рабочих мест в Германии, 80% мест профессионального обучения, что очень важно, а их вклад в ВВП достигает 95%. В их число ходит более 1200 предприятий, которые являются мировыми лидерами и имеют высококвалифицированные технологии и ноу-хау. Для Германии, как я уже сказал, эти предприятия – настоящий двигатель немецкой экономики. Почему? Я обращаю ваше внимание на эту особенность немецкой экономики. Еще раз, я не привожу этот пример в качестве показательного. Но если мы говорим не только о потребности активного  развития и модернизации и широкой и глубокой диверсификации промышленности в России. И о том, как российская экономика может достигнуть этой цели, то мне кажется, что экономическое партнерство и обмен мнениями между немецким и российским бизнесом является главным достижением именно этой цели. Я уже сказал, что я не являюсь экономистом, но у меня в моей работе такой опыт ежедневный, который мне говорит о том, что экономические отношения и экономика – это нечто больше, чем просто цифры, это больше, чем оборот и прибыль, это больше чем механические процессы. А экономика очень тесно связана именно с психологией. Поэтому речь идет всегда также о психологии предпринимателя русского и немецкого. Эти предприятия среднего бизнеса, о которых я только что говорил, в большинстве являются представителями семейного бизнеса. И даже известные сегодня компании, такие как Siemens, Mercedes-Benz, Bosh  и многие другие были основаны семьями, т.е. отдельными личностями, у которых была цель, воля достичь ее исполнения, и они на протяжении поколений выстраивали свои предприятия. Почему я об этом говорю? Есть такое слово на немецком языке (неразборчиво). Мы с Русланом Семеновичем несколько раз разговаривали о том, как можно его перевести на русский язык. Дерево, которое ты посадил сам, ты никогда не сможешь срубить, никогда. Наверное, это даже не смогут сделать даже твои дети, только внуки. И это имеется в виду под этим словом. Я почему об этом говорю. Если мы создаем совместные предприятия, то очень часто есть разное понимание у русских и немецких предпринимателей о том, когда должна быть первая прибыль и в каком размере. Я думаю, что интересы немецкой и российской экономики очень схожи и по данному вопросу отличий, как мне кажется,  очень важно, если мы говорим об обучении, от интересов китайских предприятий. Потому что, по сути, речь идет о совместном планировании деятельности предприятий, долгосрочного независимого от государства  бизнес-планирования. Мне кажется, что это в России один из величайших вызовов. Экономические интересы наших обеих стран отлично взаимно дополняют друг друга, в результате это способствовало формированию техно-экономических связей.. И все же, к сожалению, в этом году ситуация в экономическом сотрудничестве между нашими двумя странами не улучшилось.

Экономическая обстановка стала сложнее и политические отношения между Европой и Россией стали проблематичными. Вместе с тем, как показала Конференция по локализации, организованная Немецкой внешне-торговой палатой, (кстати, в этом году немецкие компании по-прежнему придерживаются своих инвестиционных планов в России). От санкций, введенных ЕС и США, а также ответных действий или санкций со стороны России пострадали как много немецких, так и много российских предпринимателей. Я прекрасно помню как во время переговоров представители российских и немецких компаний выражали свою обеспокоенность по поводу текущей общественно-политической ситуации и последствий для экономического сотрудничества.

Наши партнеры