Потенциал и риски взаимодействия Таджикистана с Таможенным союзом и Евразийским экономическим союзом

Потенциал и риски взаимодействия Таджикистана с Таможенным союзом и Евразийским экономическим союзом

5 мая 2015

Предлагаем вашему вниманию статью доктора политических наук Зарины Дадабаевой, ведущего научного сотрудника Центра постсоветских исследований ИЭ РАН

 

Анализ внешнеэкономических связей Республики Таджикистана (РТ) показывает, что за последние 13 лет республика продолжает находиться в тесном сотрудничестве с двумя странами Таможенного Союза (ТС). Россия, которая является основным торговым и инвестиционным партнером страны и соседом по региону Казахстаном, доля которого сравнительно высока в таджикском импорте. Вступление Таджикистана в ВТО в 2013 г., облегчило его экономическое взаимодействие с региональными соседями, но затруднило процесс возможного присоединения к ЕАЭС. А ведь именно расширение экономических ориентиров может обеспечить республике равноправное участие  в мировом экономическом пространстве.

Сейчас в республике ведутся дискуссии об интеграционном выборе. Происходящие сдвиги в пространственной структуре внешнеэкономических связях, безусловно, его затрудняют. Пёстрая палитра мнений в таджикском обществе о целесообразности вступления Республики Таджикистан в ТС показала, что правительство, крупный и средний бизнес, трудовые мигранты выступают за интеграцию. Экспертное сообщество с осторожностью даёт свои оценки, предлагая просчитывать возможные эффекты и последствия, и призывает к выверенным неторопливым шагам на пути к новым евразийским проектам.[1] «В среднесрочной перспективе Таджикистану выгоднее вступить именно в Таможенный союз. Это не только гарантирует работу мигрантов на рынке труда России, но и снимет риск введения странами-поставщиками запрета на экспорт топлива и продовольствия».[2] В таджикском обществе понимают уязвимость самостоятельного существования национальной экономики. Не способствуют успешному развитию страны в мире и оотдалённость от магистральных линий, географическая изоляция, слабая база коммуникационных и транспортных структур, бедность, безработица, рост населения, низкий уровень покупательной способность страны в мире.

В настоящее время ситуация в экономике весьма сложная, республика не в состоянии самостоятельно финансировать своё развитие. Связано это с рядом нерешенных проблем: коррупция, высокий уровень теневой экономики (60% экспертные оценки), слабое развитие институтов предпринимательства, низкий уровень экономических свобод, неразвитая инфраструктура, низкий образовательный уровень населения, слабая инвестиционная привлекательностью республики.

Большое значение иностранных инвестиций определяется дефицитом капиталов внутри страны, которые необходимы для диверсификации экспорта и экономики в целом. Невысокий инвестиционный рейтинг Таджикистана можно объяснить неразвитой инфраструктурой, неквалифицированной рабочей силой, непредсказуемостью экономического состояния страны, сложным геополитическим положением. Удаленность республики от центров экономической активности достигает нескольких тысяч километров, 93% территории страны занимают горы, республика не имеет выхода к морю и к международным торговым магистралям. Соседи РТ имеют такой же невысокий уровень развития и схожую структуру экономики. Все это показывает высокие риски для инвестиционных вложений в Таджикистан.

По данным Госкомитета по инвестициям РТ общий объем иностранных инвестиций в таджикскую экономику за 2013 г. составил 1млрд. 11,8 млн. долл., что на 264,9 млн. больше, чем в 2012 г. Из общего объема инвестиций 670,6 млн. долл. (66,27 %) было привлечено предприятиями и организациями республики, 341,1 млн. долл. (33,71%) - прямые инвестиции и 0,2 млн. долл. (0,02 %) - портфельные инвестиции.

Современные условия развития государств привели к необходимости выработки новых форматов во взаимодействии стран СНГ, основанных на эффективном экономическом взаимодействии сторон, принципах общего рынка со свободным перемещением товаров, услуг, капиталов и рабочей силы. Такими форматами стали: Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), Таможенный Союз (ТС), а с января 2015 г. Евразийский экономический союз (ЕАЭС).

Современная политическая ситуация показывает, что возможные риски интеграции Таджикистана связаны с неоднозначными политико-экономическими отношениями с соседями по региону, а именно:

  1. нерешенностью вопросов совместного использования природных ресурсов,
  2. конфликтным потенциалом в области распределения водно-энергетических ресурсов, обусловленным традиционным дефицитом земли и воды в Ферганской долине,
  3. незавершенностью процесса делимитации государственных границ, где затрагиваются интересы Таджикистана, Киргизии, Узбекистана,
  4. усиление влияния религиозного экстремизма в традиционном исламе и негативно развивающихся событий связанных с ИГИЛ (непосредственное участие в боевых действиях на стороне отрядов ИГИЛ граждан Центральной Азии)

Негативное влияние мировых финансовых кризисов, международный терроризм, религиозный экстремизм, национально-этнические и сепаратистские движения, увеличивающийся незаконный оборот наркотиков усиливают перечень дестабилизирующих факторов. Ни одному из государств Центральной Азии не удалось стать по-настоящему сильным региональным лидером, способным самостоятельно решить весь комплекс проблем, что увеличивает шансы на эффективное сотрудничество в рамках больших экономических объединений.

В первые годы суверенного развития экономический и политический спад наблюдался во всех отраслях хозяйства РТ. Это явление имело своё объективное объяснение, во-первых, разрыв межреспубликанских хозяйственных связей, во-вторых, иссякли союзные дотации и помощь, в-третьих, межтаджикский конфликт 1992-1997 гг. привел не только к значительным разрушениям и многочисленным человеческим жертвам, но и к массовому оттоку высококвалифицированных специалистов, и как, следствие остановке большинства промышленных предприятий.

Распад единого экономического пространства ещё больше отдалил Таджикистан от транспортных и коммуникационных путей, вызвав многократное удорожание привозного сырья, агрегатов и оборудования[3] [6], что в сочетании с таможенными процедурами увеличило издержки аграрного и индустриального секторов экономики, ситуация в которых усугублялась отсутствием благоприятных условий для привлечения иностранных инвестиций.

Для малых стран, к которым, безусловно, относится РТ, не имеющих широко востребованных сырьевых ресурсов большое значение имеет внешнеторговый оборот с разными странами, во многом от него зависит нормальное и эффективное функционирование экономики. За годы независимости в РТ существенно изменились страновые приоритеты, правила и условия ведения внешнеэкономических связей. Значительно сократился товарооборот со странами СНГ, при этом расширились торгово-экономические отношения со странами дальнего зарубежья. Слабые региональные торговые связи, географическая удаленность от основных магистралей, транзитная зависимость сильно повлияли на структуру и интенсивность внешней торговли. В самом начале 90-х гг. в республике наблюдается активный рост импорта, в том числе из-за нехватки отечественной продукции. Затем из-за низкого потребления и возросшего спроса на импортные товары объемы импорта стабилизировались при росте экспорта.

С 2000-х годов внешнеторговый оборот РТ начал расти. За период 2000-2013 гг. он вырос более чем в 3,8 раза, что стало одним из высоких показателей среди стран СНГ. С середины нулевых годов опережающими темпами начал расти импорт.

По данным Агентства по статистике при Президенте РТ в 2013 г. республика имела внешнеторговые отношения с 97 странами мира, из них с 11-ю странами СНГ (включая Грузию) и 27-ю странами ЕС. Причем в контексте возможностей РТ к более тесному взаимодействию с ТС следует подчеркнуть, что за период с 2000-2013 гг. в распределении внешнеторгового оборота Таджикистана по группам стран произошли серьезные изменения. Они выразились в сильном сокращении в экспорте и импорте доли стран СНГ и соответственно ЕврАзЭС и ТС. Так, если в 2000-е гг. на долю стран СНГ приходилось 48% таджикского экспорта, то в 2013 г. только 20%. Сокращение стран СНГ в общем объеме внешнеторгового оборота объяснялось мировым снижением цен на алюминий и хлопок, ограниченностью экспортного потенциала республики и низким качеством выпускаемых товаров. Уменьшение доли стран ЕврАзЭС и ТС в импорте связано с постепенным вытеснением товаров из стран СНГ китайскими и турецкими товарами. Устойчивый рост участия других стран во внешнеторговых связях Таджикистана был связан с быстрым расширением торговли с Китаем, Турцией и другими странами Азии. Таким образом, за 2000-2013 гг. в соотношении крупнейших торговых партнеров Таджикистана произошли большие изменения. В экспорте они были связаны с сильным снижением доли России и с таким же сильным ростом доли Турции. Вырос торговый оборот с Китаем, Ираном, Тайванем, Грецией, такие колебания в экспорте были обусловлены объемами поставок алюминия и хлопка.

В целом, если посмотреть на первую десятку стран, крупнейших потребителей таджикской продукции,  то в период с 2000 по 2013 гг. это были Россия и Казахстан (страны СНГ и ТС). Но возможности Таджикистана, ограничены несколькими экспортными товарами, что не позволяют ему достаточно эффективно сотрудничать с другими странами, входящими в Таможенный союз. Доля Белоруссии и Армении в экспорте РТ в 2013 г. была слишком мала (3,2 млн.долл и 0,6 млн.долл соответственно), экспорт в Киргизию составляет (7,2 млн.долл).[4]

Более глубокий анализ внешнеторговых отношений Таджикистана с другими странами приводит к выводу, что составы стран – главных поставщиков на таджикский рынок и государств – потребителей таджикской продукции довольно сильно различаются. Что естественно влияет на интеграционный выбор республики. Так, например, в составе первой десятки поставщиков, на которую приходятся импортируемые товары среди стран СНГ присутствуют только Украина, и два члена ТС Казахстан и Россия. Белоруссия, Армения и Киргизия в первой десятке не представлены. Среди других стран в 2013 г., на 1-м месте находился Китай, затем следовали Турция, Индия, Германия, США. Пострановая концентрация импорта у Таджикистана, несколько меньше, чем в экспорте, но составляет весьма высокую величину. 
И всё же главным торгово-экономическим партнером республики, начиная с 2000 г. по 2014 г. неизменно оставалась Россия, (1031,6 млн.долл). Структура экспорта в Россию состоит из продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья, металлов и изделий из них. В товарной структуре импорта из России преобладают нефтепродукты, азотные удобрения, продовольственные товары, сельскохозяйственная продукция, лесоматериалы. На протяжении многих лет структура российского и таджикского экспорта практически не менялась и базировалась на товарах и сырье, прошедших только первичную обработку. В ноябре 2013 г. удалось решить важную проблему по отмене российских экспортных таможенных пошлин на поставляемые в Таджикистан нефтепродукты. В соответствии с Соглашением между двумя странами, поставка российских нефтепродуктов осуществляется без экспортных таможенных пошлин, тем не менее, доля российских нефтепродуктов на таджикском рынке сократилась с 99,7% в 2010 г. до 51,8% в 2013 г. Всего в 2013 г. в Таджикистан из России было поставлено 154,4 тыс. т. нефтепродуктов на общую сумму 203,7 млн. долл., что в стоимостном выражении меньше, чем в 2012 г., на 14,1% и на 14,9% в натуральном выражении. Такое снижение доли России в данном сегменте рынка произошло, за счет увеличения поставок контрабандного топлива из Киргизии, а также диверсификации источников импорта этого товара. В случае вступления Таджикистана в ТС такой ситуации можно избежать. За период с 2000 по 2013 гг. произошло заметное изменение соотношения отдельных стран и интеграционных объединений во внешнеторговых связях Таджикистана. На фоне ослабления торгового сотрудничества со странами СНГ усилились отношения с крупными региональными державами: Ираном, Китаем и Турцией, что неизбежно привело к значительному изменению влияния торговых партнеров на экономические процессы в республике. На современном этапе мы можем говорить о существенном влиянии постсоветских стран, особенно в той их части, которая образует ТС/ЕЭП за счет России и Казахстана, но в относительном измерении такое влияние значительно слабее, чем в 2000 г.
Очередным этапом экономической интеграции ЕврАзЭС стал Таможенный Союз. Цены на товары, которые приобрели статус таможенного стали более конкурентоспособны, за счет экономии на таможенных платежах и сертификации товаров. В 2012 г. объем взаимной торговли между странами ТС составил 68,6 млрд.долл. Сальдо внешней торговли составило 260,9 млрд. долл., что больше объема 2011 г. (258,7 млрд.долл) на 2,2 млрд.долл. [6] Произошли положительные изменения для участников внешнеэкономической деятельности в таможенном законодательстве: изменились сроки декларирования товаров (с 15 дней, до 4 мес.), появилась возможность электронного декларирования товаров, были частично отменены меры нетарифного регулирования. Сократились сроки отгрузки товаров, за счет экономии времени на таможенное оформление, на прохождение и досмотр автомобилей на таможенных постах. Совместные проекты как нам представляется, повышают шансы на модернизацию и укрепление экономик. Таможенный союз нацелен на улучшение инвестиционного климата стран-членов, за счет увеличения рынка сбыта каждой из стран, ускорения процесса перемещения товаров. Такая динамика наиболее привлекательна для создания совместных предприятий, привлечения инвестиций и стимулирует экономическую активность.

Но как оказалось функционирование ТС - это сложный процесс, болезненно затрагивающий многие аспекты жизнедеятельности государств-участников. И на протяжении 2013-2014 гг. наблюдается стагнация взаимной торговли между странами ТС.

Процесс вступления или не вступления в ТС зависит от тех целей и задач, которые ставят перед собой страны в плане своего дальнейшего экономического развития. Таджикистану предстоит решить, где ставить знак препинания в предложении: «Таджикистан - Таможенный Союз вступать нельзя остаться (вне блока)».

В пользу вступления говорит то, что общий рынок РФ и центрально-азиатских стран будет эффективно функционировать в том случае, если производимая на нем продукция будет защищена от конкуренции с аналогичными товарами мирового рынка путем высоких импортных пошлин, а вывоз сырья за рубеж будет сдерживаться высокими экспортными пошлинами. Но это возможно только при условии согласованной таможенной политики стран-участниц по основным видам сырья и конкретным группам товаров. Не менее важна будет скоординированная, но разумная протекционистская политика по отношению к собственным производителям, что весьма актуально в условиях европейских санкций против России. Впоследствии появятся возможности согласовывать макроэкономические параметры и вести согласованную монетарную политику. Общий рынок России, Белоруссии, Казахстана, Армении, Киргизии и в перспективе Таджикистана имеет шансы по увеличению занятости населения, росту собственного производства, развитию сельского хозяйства. Аргументы против вступления заключаются в потере таможенных доходов, потери от реэкспорта китайских и турецких товаров. В настоящее время, вступление в ТС для Таджикистана экономически не слишком выгодно, так как рынок страны насыщен в основном импортными товарами, а в случае вступления в ТС заработают единые тарифные ставки и потребители будут вынуждены платить больше, таджикистанцы от такого решения только проиграют.

Возможности ТС/ЕЭП по созданию единого рынка труда

Отдельно хотелось бы остановиться на процессах формирования единого пространства трудовых ресурсов. Эффективность экономической системы в рамках такого объединения как ТС невозможна без решения основной постсоветской проблемы: неуправляемых потоков трудовой миграции. Трудовая миграция является важнейшим элементом евразийской интеграции, а денежные переводы – это мощный канал поддержания экономики стран-доноров. Для этих стран внешняя миграция стала способом снижения безработицы и сокращением дефицита платёжных балансов за счет поступления денежных переводов. Она стала не только средством выживания населения и способом снижения демографической напряженности, но и в какой-то степени механизмом экономической интеграции на постсоветском пространстве снизу. Образовалось четкое разделение на страны, принимающие трудовых мигрантов (реципиенты) и страны их отправляющие (доноры).

В странах ТС миграционная ситуация складывается следующим образом: Россия, и Казахстан – страны, где проводились и проводятся более успешные экономические реформы, принимают трудовых мигрантов. Причем Россия заинтересована не только в увеличении трудовых ресурсов, и в сохранении и укреплении интеграционных связей с бывшими советскими республиками для обеспечения оптимального демографического баланса. За 1989-2007 гг. население России пополнилось за счет прибывших в страну украинцев, киргизов, узбеков, таджиков и др.[7] По данным ФМС России в 2012 г. в стране находилось около 10,3 млн. иностранных граждан. Около 1 млн. из них пребывали меньше месяца, 3 млн. чел. больше года.[8]   

Эффективность развития интеграционных процессов на пространстве ТС во многом зависят от качества рынка труда. С 1 января 2012 г. в рамках единой таможенной территории кроме общего рынка товаров, начал работать общий рынок услуг, капитала и труда. ЕЭП было призвано стать своеобразной пробной площадкой для действенного функционирования общего рынка труда и единого миграционного пространства будущего Евразийского экономического союза. Не секрет, что преференции, которые предоставляются гражданам государств-участников ТС, способствуют привлекательности Евразийского союза для других государств, по последним данным ФМС количество граждан Киргизии увеличилось в 2013 г. по сравнению с 2012 г на фоне уменьшения количества трудовых мигрантов из Узбекистана и Таджикистана. Но стабилизация единого рынка труда может произойти при условии увеличения не количества, а качества рабочей силы, роста её профессиональной квалификации, повышения прозрачности миграционных потоков. Низкий уровень профессиональной подготовки не только сужает возможности трудовых мигрантов на внешних рынках труда, но и приводит к обострению внутрисоциальной обстановки в странах-реципиентах. В российской экономике сложились ниши, где работают исключительно иностранные рабочие, которые в своих странах не занимаются такого рода деятельностью, при этом коренные жители оказались исключенными из некоторых хозяйственных областей. Введение европейских санкций против РФ и спад её экономики несколько изменил обстановку на рынке труда, но пока мы не можем говорить о коренном переломе этой ситуации.

Киргизия и Таджикистан, для которых характерен низкий уровень рыночных реформ, находятся в ситуации, когда высокая рождаемость вытесняет избыточные трудовые ресурсы. Обе страны имеют низкий уровень доходов на душу населения, высокую безработицу и заинтересованы в скорейшей интеграции, в первую очередь для решения вопроса о свободном передвижении людей. По разным оценкам за рубежом находятся 1 млн. киргизов, что составляет до пятой части населения страны. Официальная статистика показывает, что в 2011 г. трудовых мигрантов из Киргизии было 457 тыс. чел., из них 92% работали в России, 7,97%, в Казахстане, 0,72% в Белоруссии.[9]  Число таджиков выехавших из страны по официальным данным составляет от 600 до 900 тыс. чел., экспертные оценки гораздо выше - 1,5 млн. чел.

Формирование общего рынка труда стран ТС/ЕАЭС зависит от эффективности практики легального оформления трудовых мигрантов, сбалансированной политики запретов и разрешений, разумных законов в области трудовой миграции, более эффективного удовлетворения спроса на рабочую силу, сохранения странами донорами политического и культурного влияния.

Несмотря на ряд мер, предпринятых странами существующая на постсоветском пространстве система миграционного контроля пока не позволяет эффективно контролировать не только миграционные потоки, но и их денежные переводы. Главные страны-получатели переводов трудовых мигрантов из России – Узбекистан, Таджикистан, Киргизия, Украина, Молдавия большинство неофициальных денежных переводов вывозится в виде наличной валюты. По примерным оценкам, из России ежегодно вывозится до 15 млрд. долл. В относительном выражении, по сравнению с величиной ВВП, объем поступающих от мигрантов денежных переводов наиболее значителен. В Таджикистане, его величина достигла 45,5% ВВП в 2007 г. и 49,6% ВВП в 2008 г.  В 2012 г. по доле к ВВП денежные переводы в РТ достигли 48%.[10] Для сравнения ещё в 2004 г. в мире Таджикистан занимал 14 место (13,2%) по доле денежных переводов от ВВП страны, на первом месте была Тонга -33,5%, на втором Молдова- 27,1%.[11]

Отметим, что для Таджикистана возможное вхождение в ТС особенно важно для решения демографической проблемы, сокращения безработицы, получения возможностей свободного передвижения рабочей силы и капитала, привлечение в страну иностранного капитала, который в свою очередь позволит обеспечить работой большее число граждан внутри страны.

Перспективы взаимодействия Таджикистана с Таможенным Союзом состоят в том, что интеграционное объединение позволит:

1. обеспечить республике экономическую и политическую безопасность,

2.гарантировать легальную и безопасную работу таджикских трудовых мигрантов в России, Казахстане и Белоруссии,

3.обеспечить свободный импорт топлива,

4.получать новые технологии и оборудование на более выгодных условиях,

5.увеличить экспорт сельскохозяйственной продукции республики в страны ТС,

6.сократить таможенные издержки при пересечении экспортными товарами нескольких границ,

7.получить возможность стать не только транспортным узлом, соединяющим страны Центральной Азии и СНГ с Юго-Восточной Азией, но и выйти к более широким международным торговым путям,

8.расширить круг потенциальных инвесторов, нацеленных на развитие реального сектора экономики республики.

 

 

 



[1] Дадабаева З.А. Позиции Киргизии и Таджикистана в вопросах вступления в Таможенный союз и ЕЭП // Евразийские интеграционные проекты в восприятии постсоветских стран и Китая / Под ред. E.М. Кузьминой. — М.: ИЭ РАН, 2013

[2] Фасхутдинов Г. Таджикистан: ВТО и Таможенный союз – два вектора и два подхода. http://dw.de/p/148Od

 

[3] Дадабаева З.А. Особенности развития транспорта в Республике Таджикистан // Транспорт и связь в новых независимых государствах: особенности и факторы развития / Под общей ред. Л.Б.Вардомского. — М: ИЭ РАН, 2013

[4] Статистический ежегодник Республики Таджикистан 2014. Агентство по статистике при Президенте Республики Таджикистан. С.318

[5] Статистический ежегодник Республики Таджикистан 2014. Агентство по статистике при Президенте Республики Таджикистан. С.318

[6] Взаимная торговля стран Таможенного союза превысила 68 млрд. долларов.  http://enw-fond.ru/kratkie-novosti/308-vzaimnaya-torgovlya-stran-tamozhennogo-soyuza-prevysila-68-mlrd-dollarov.html

[7] Рыбаковский Л.Л. Государства Центральной Азии как миграционный потенциал России// Трудовая миграция в Таджикистане: социальные и экономические аспекты. Материалы международной научной конференции. Душанбе, 2011 С.39

[8] Подводные течения» трудовой миграции в Беларуси (инфографика) http://www.interfax.by/article/100770

[9] Последствия вступления Кыргызстана в Таможенный союз и ЕЭП для рынка труда и человеческого капитала страны. ЕАБР Санкт-Петербург 2013 С.8

[11] По данным International Migration 2006. Wall Chart http://demoscope.ru/weekly/2009/0401/print.php

 

Наши партнеры