БАЛТИЙСКИЕ НОВОСТИ: Финский путь — хороший выбор для современной Украины

БАЛТИЙСКИЕ НОВОСТИ: Финский путь — хороший выбор для современной Украины

24 декабря 2015

Распад СССР дал возможность Украине самоопределиться в новом мире. Провозгласив в 1991 году политику нейтралитета и внеблокового статуса, страна утвердила суверенитет в сложные первые годы независимости, когда на нее оказывали ощутимое внешнее давление.

Усилиями политиков, понимающих сложность внешнеполитической ситуации и ответственность за судьбу государства, в Украине два десятилетия удавалось сохранять межнациональный мир. Однако, в 2014 году новым националистическим правительством было принято решение о смене формата внешней политики. И именно резкая смена геополитической ориентации официальным Киевом во многом стала причиной масштабного геополитического кризиса, о путях решения которого сейчас вынуждены размышлять в Европе и во всем мире.

Примечательно, что в самой Украине в настоящий момент отсутствует серьезная общественная дискуссия вокруг вопросов внешней политики. Выбор внешнеполитической стратегии Украины нынешняя власть объявила собственной прерогативой, безальтернативно провозгласив курс на сближение с США, ЕС и НАТО. Несмотря на то, что такая политика не воспринимается как значительной частью населения страны, так и за ее пределами. Большинство государств мира оказались не готовы воспроизводить сценарии времен холодной войны.

Рецепты холодной войны помогли разжечь региональный конфликт в Украине, однако можно попробовать использовать их и для поисков выхода.  В этой связи внимания заслуживает концепция усиленного нейтралитета, выдвинутая бывшим государственным секретарем Соединенных Штатов Генри Киссинджером именно в связи с кризисом на Украине. Ее смысл заключается в том, что ведущие державы должны признать и взаимно уважать стратегические интересы друг друга, при этом стремиться не к достижению некой абстрактной независимости, а к установлению отношений взаимозависимости, что приведет к прочному миру.

Повторяя ход мыслей Киссинджера, бывший советник президента США Джимми Картера по национальной безопасности Збигнев Бжезинский, предлагает воплотить концепцию финляндизации Украины. Примечательно, что о «финляндизации» Украины Киссинджер и Бжезинский заговорили еще до крымского и тем более донбасского кризиса — настолько естественной в украинском случае представлялась им эта модель.

У Финляндии и Украины действительно много общего. Обе страны были частью российского государства, оба граничат с Россией и оба прошли периоды сложных отношений с сильным соседом, и, учитывая огромную разницу в военном и экономическом потенциале, очевидно, что Финляндию могла ждать участь стран Балтии.  Однако, после десятилетий противостояния Финляндия признала необходимость смены политики, раз за разом приводящей к конфликтам и, фактически, не дающей развиваться.  После проигрыша во Второй мировой войне министр юстиции Финляндии и будущий президент Урхо Кекконен нашел в себе силы прямо сказать народу о необходимости уяснить, что Советский Союз не будет мириться с ситуацией, когда вблизи его западной границы на протяжении более тысячи километров тлели бы непогашенные очаги ненависти и войны.

6 апреля 1948 года СССР и Финляндия заключили договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, согласно которому Хельсинки признавал особые стратегические интересы СССР и обязался соблюдать нейтралитет, взамен сохранив парламентскую демократию, рыночную экономику и суверенитет. Фактически, сохранив государство и дав ему надежную основу для развития.

«Финляндизацию» Хельсинки использовал в собственных интересах, наладив масштабное экономическое сотрудничество с восточным соседом. Советские заказы помогали развивать финскую промышленность, Хельсинки получал от СССР сырье по льготным ценам. Ряд предприятий был ориентирован на производство товаров для СССР на основе долгосрочных торговых соглашений и к середине 80-х годов уже 20% финского экспорта были ориентировано на Советский Союз. За это Финляндия платила демонстративной лояльностью, не проводя и не поощряя антисоветскую политику, всячески пропагандируя советско-финскую дружбу. В долгосрочной перспективе такая политика оказалась куда более выгодной для Хельсинки. В 1995 году Финляндия, ставшая к тому времени развитым промышленным государством, присоединилась к ЕС и в настоящее время выстраивает отношения с НАТО, не форсируя тем не менее вступление в этот союз.

Что будет означать финский сценарий для Украины? Это расширение экономических отношений как со странами ЕС, так и с Россией, не отдавая предпочтения в своих политических и военных интеграционных пристрастиях ни одной из этих сторон. Ключевой элемент такой модели — отказ от планов членства Украины в НАТО.

Эта уступка не только является чем-то неприемлемым для Украины, но и отвечает чаяниям большинства населения. Еще совсем недавно членство Украины в НАТО поддерживало не более 20 процентов украинцев. Даже сейчас, без учета Донбасса, сторонники вступления в НАТО не имеют стойкого большинства, несмотря на пропагандистские усилия нынешней власти. Таким образом, отказ от НАТО, куда Украину по большому счету и не зовут,  не только ослабит внешнеполитическое давление, но и позволит разрядить внутриполитическую ситуацию.

В свою очередь избежание конфронтаций на политическом, пропагандистском и военном уровнях, применение прагматического подхода к разрешению спорных ситуаций, позволит Украине вернуть мир в страну  и начать заниматься ключевым для нее сейчас вопросом – проведением экономических реформ и выходом из кризиса.

Опыт Финляндии и, отчасти, современный опыт Беларуси подтверждает работоспособность и перспективность такого сценария. Более того, очевидно, что любое компромиссное решение нынешнего кризиса в условиях Украины будет находиться в диапазоне финской модели. В то же время для того, чтобы она заработала, Украина должна сделать свой сознательный выбор. Но есть очень большие сомнения в том, способа ли на это нынешняя власть в Киеве.

Источник 

Читайте также
Наши партнеры